Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Дженни

Прикладная текстология

У Сестрицы О в журнале песня из отрочества... Но слова в записи весьма отличны от того, что мы сами пели в девятом классе...
Я так поняла, что и вариант oxalis был чуть иной...
Давайте вспомним, кто эту песню пел и на какие слова.
Только, чур, приводить только те слова, которые сами помним, не полагаясь на Гугл и Яндекс.
Можно приводить только те моменты, которые принципиально отличны.
Например, в той записи, что по ссылке хиппи в тюрьме занимаются честной любовью, а у нас они плясали и знали, что аллигатор копает подкоп.


Collapse )


Дженни

1 и 3/4

У нас смешной возраст. Вчера наступил...
</a>

И большая радость: объявление подействовало, машинку вернули!!!

Вот такая она была в начале лета. Теперь стала малость поломатее в области спинки сиденья, но ездит по-прежнему! Мир не без добрых людей оказался :-) Ребёнок был в восторге, когда её снова увидел...
Дженни

съездили на Пой, май...


Ходить в трусах и майке Яшке понравилось, а вот ходить босиком - нет... При попытке поставить его на землю, чтобы переодеть, он поджимал ноги, возмущался и лез на шею... Ребёнок освоил новые слова "тенть" (это действительно "тент"), мумо" (это означало "примула"). И проявил немалый коллективизм, потому что, когда мама уходила из лагеря, а он кричал вслед "МАМА!!!!" это было ещё понятно, но когда вслед уходящему Косте Уварину неслось надрывное "ДЯДЯ!!!" это уже было удивительно...
В целом, скорее недовольна результатом, ибо мы испугались дождя и сбежали уже восьмого мая. Кажется, это вызвало некоторое моральное неудовольствие и у нас самих и в нашем лагере :-( А ещё мы побили машину и куда-то продолбали весь комплект документов на неё.

Апдейт: документы всё время мирно лежали дома :-) Прикольно скатались...

Есть ещё фотки...

Collapse )
Всем, кто угодил под мой тренинг, заранее приношу извинения, если что не так...
Дженни

(no subject)

Всё забываю похвалиться.
Намедни снова побывала в Фаланстере. Ещё за двумя экземплярами "Визы", для "невыездных" товарищей.
Приобрела.
По дороге к метро мне пришло в голову, что я лично закупила 4 книги из тиража в 500 книг. Почти 1% всего тиража.
Некоторое время развлекалась.

А вечером мне позвонила тётенька. С хорошо поставленным бархатным голосом. Представилась (очень вежливо) и сообщила, что она представитель партии "Яблоко", которая (партия) хочет послать нам по почте материалы, которые (материалы) окажутся для нас очень полезными и интересными.
Я сказала, что посылайте, мне не жалко.
- А как вы вообще относитесь к партии "Яблоко"? - вкрадчиво спросила тётенька.
- Я человек, в принципе, аполитичный, - заявила я.
- Я так и поняла, что вас ничего не интересует, - голосом общественного обвинителя заявила моя собеседница.
От такого наезда я растерялась (уж больно резкий интонационный переход произошёл), и промямлила:
- Да нет, меня много что интересует, но не политика.
- Ну будьте здоровы, - сказала тётенька, уточнила адрес и распрощалась.

И как тут абстрагироваться от политики? 
Дженни

(no subject)

В воскресенье ходила в "Современник" на "Крутой маршрут".
Евгению Семёновну Гинзбург играла Марина Неелова.
Я была потрясена.
Потрясена, как ей удаётся передать какие-то мельчайшие детальки поведения человека, мир которого только что рухнул. Человека, обнаружившего, что жизнь построена на обмане и страхе, а отнюдь не на свободе, равенстве и братстве.
Мне кажется, такой и была Евгения Семёновна. Так же старлась сохранить человеческое достоинство в нечеловеческих условиях, так же пугалась и терялась, когда следователи унижали её, орали на неё.

У меня были порой нестыковки по ходу действия, были моменты, когда я выпадала из действия, понимала, что то, что сейчас происходит на сцене, оправдано только тем, что героиням надо объяснить непростую судьбу русского народа, причём не подругам по несчастью, по заключению, по этапу, а зрителям, и даже довольно далёким от контекста тех времён зрителям.

А потом я забывала об этом подозрении и начинала переживать и плакать.

Там был эпизод, который вызвал в зале хохот и апплодисменты в такт музыке, озвучившей эпизод. А для меня он был самым страшным.
Тогда я, наверное, впервые начала реветь и уж проревела до финала.
Немка Карола, бежавшая из гестапо, чтобы угодить в НКВД, рассказывает сокамерницам сюжет фильма, где снималась. Рассказывает по-немецки, иногда переходя на ломаный русский, переводит Милда, которая через несколько минут повесится в углу камеры. Заканчивая рассказ, Карола вдруг убегает вглубь сцены, скрывается за нарами, подаёт оттуда реплики, а потом выбегает в своём бальном платье (её и её подругу арестовали на каком-то приёме, переодеться так и не дали) и начинает плясать под "Кукарачу". Женщины напевают и отбивают ритм кружками.
Зал хохочет и хлопает в такт.
Потом хохочущая Карола угасает и валится на пол то ли смеясь, то ли уже рыдая. Старенькая бабуля, тоже осуждённая, как троцкистка-террористка, подходит к ней и набрасывает на её голову и обнажённые плечи драный платок.
Потом Евгения укутывает Каролу этим платком.
Этот пир во время чумы был страшен.
И страшна была Милда, которая сначала осуждала тех, кто всё подписывал от страха или по убеждениям, потом она сама сломалась под пытками и всё подписала. Потом ровным очень спокойным голосом переводило рассказ Каролы, и тут же через считанные минуты повесилась. Похоже с той же расчётливой невозмутимостью с какой только что переводила про чужие страсти.

Когда спектакль кончился на поклоны актриса, игравшая Милду, не вышла.

А фойе было оформлено передовицами из газет соответствующего времени. После круга по фойе начинало тошнить от ужаса.
Над головами плыли кумачовые ленты.
"Неужели и с берега Леты, мы увидим, как в звёздный простор поплывут кумачовые ленты"...
И стоял бронзовый Сталин.
И висели по обе стороны от него портреты соответствующих лиц.

А когда мы вывалились из зала после окончания спектакля ничего уже не было.
Было оформление - убрали оформление.
Время ушло? Не вернётся?

Короче, я бы в приказном порядке водила на этот спектакль старшеклассников. В старших классах, помнится, положено читать "Один день Ивана Денисовича"...
Посмотреть, как ломают людей тоже полезно. И как люди не ломаются - тем более.
  • Current Music
    решётка ржавая, спасибо
Дженни

про ЖЖ

Чего-то я тут лазила по разным ЖЖ к разным людям и подумала:
1) с одной стороны, как классно! Написал мысль, а твой друг на другом конце Москвы, который в тот же самый миг тоже сидел в сети, взял и ответил. А ты вернулся на страницу - а там комментарий. Почему-то это цепляет сильней, чем телефонный разговор. Наверное, дело в том, что по телефону человек всё же рядом с тобой (в пределах доступности телефонного аппарата), а комментаирй находишь от человека, которого для тебя сейчас нет. Ты не можешь себе представить, как живёт твой друг, когда ты его не видишь. Чаще всего, лично я считаю, что когда меня рядом с друзьями нет, то меня не существует. Не существует вообще, и, в частности, для них. А такой комментарий - это свидетельство того, что это не так.
2) а с другой стороны... Видимо, чтобы не расстраиваться не следует ходить в чужие журналы. Пиши свой, читай комментарии друзей, а дальше - ни-ни! Потому что заглянув в чужой журнал ты читаешь постинг, и думаешь "Написать бы!" А под постингом двадцать комментариев. И ты понимаешь, что в эти дружеские комментарии тебе уже никак не втиснуться. То есть ты видишь рукописное (ну, или машинопечатное) свидетельство того, что люди поделены на группы, группки и группочки и никогда тебе не светит начать общаться с человеком другой тусовки. Нереально. Не выходит. Конечно, я это и так знаю, наблюдаю в жизни, порой огорчаюсь, но в меру. Но опчему-то то, что написано пером, топором не вырубается и кажется приговором.
3) Ну и как же я не буду ходить в чужие журналы? К Левину и Белому, Городецкому и Степанову. Да мало ли к кому ещё? Буду. Буду ходить и переживать, а что делать-то?!
  • Current Music
    веришь ли, брат сокол, если придёт лето ...
Дженни

о судьбах России

Что-то я начиталась умных книжек и пробудилось во мне достаточно дикое желание поговорить о судьбах России! Да-да! Поговорим?
Привожу некоторое количество цитат из книги Игоря Губермана «Штрихи к портрету». Для меня они многое прояснили в том, что происходит со странной моей державой.
Collapse )
  • Current Music
    Но мы туда не пойдём!
Дженни

Владимир Ланцберг

29 сентября 2005 года на пятьдесят восьмом году жизни после долгой и продолжительной болезни скончался Владимир Исаакович Ланцберг.

В фотографию Берга на чёрном фоне и примерно такого рода текст упирался взглядом каждый, кто входил в пятницу 30 сентября в дверь нового помещения ЦАПа на Новокузнецкой.
Теперь именно здесь по пятницам поются песни, гоняются чаи и разговариваются разговоры, а вот в эту пятницу мы пели песни Ланцберга.
Наверное, хорошо, что есть в Москве место, куда можно прийти в такую трудную минуту, петь песни, плакать, вспоминать и разговаривать.
Самые разные люди собрались вместе и те, кто всегда приходит в ЦАП по пятницам, и те, кто общался с Ланцбергом, и те, кто вместе с ним делал Второй канал, и другие авторы песен, например, Александр Левин, который уже в самом конце пел свои песни...
Вот.
Грустно...

Завтра Владимира Исааковича похоронят в Нюрнберге, там где он жил последнее время, где и умер.
Мы в ЦАПе подумали, что коли уж это так далеко от нас, вспомним об этом просто где-то внутри себя. Простимся что ли...

На сороковины, видимо, будем делать концерт, будем опять петь Ланцберга.
Дженни

(no subject)

Сегодня… Вернее, уже вчера был четверг… У тех, кто живёт по графику православной церкви, он называется Великим четвергом, а в народе, что нам привычнее, чистым. Словосочетание «чистый четверг» помню с детства. Для тех, кто разбирается в том, как эта самая православная церковь живёт, этот четверг связан с какой-то особой службой, но разобраться в хитросплетениях церковного устава не так-то просто. Зато есть определённые внешние проявления церковных ритуалов, которые могут подметить даже люди от церкви далёкие. На Пасху бывают куличи и крашеные яйца, на Крещение люди в проруби сигают и так далее…
И вот в этот четверг, в последнюю неделю Великого поста, православные несут из храмов зажженный во время службы огонь. Чаще всего для этого пользуются круглыми толстостенными колбочками цветного стекла, внутри, похоже, залита свеча. И вот мне вечером этого четверга случилось гулять в окрестностях православного храма… И часов в девять вижу группки людей, которые несут в руках круглые небольшие шары, светящиеся тёплым рубиновым огнём.
Они расходились по всей улице группами и поодиночке, останавливались на автобусных остановках по ту и по это сторону оживлённой дороги, сворачивали к домам и в переулочки. А огоньки у них в руках пересвечивались и перемигивались…
Это создавало странное ощущение общности этих людей. Наверняка, это было не совсем так, скорее уж я предположу, что они друг с другом незнакомы, думаю, уж нет у нас тех приходов, что как одна семья. Но общность чувствовалась. В этих алых светящихся шариках была какая-то … наверное, это и есть их православная соборность…
А потом мне в голову пришла другая ассоциация, так что пришлось поёжиться от нехорошего холодка. Сердце Данко, конечно же, сердце Данко… Круглая алая колба в два кулака размером, и светит. Как есть оно…
Вот такие вот наблюдения за природой в Великий Четверг.
  • Current Mood
    thoughtful thoughtful